Арнольди мое знакомство с гоголем

С. Т. Аксаков. История моего знакомства с Гоголем*. Гоголь в воспоминаниях современников

Знакомство его с братом Смирновой по матери, Л. И. Арнольди. «Переписка Грота с Смирнова с Л. И. Арнольди у Гоголя. Вечером — Гоголь у Смирновой. Л. И. Арнольди, стр. «История моего знакомства», стр. 26 Лев Арнольди. Мое знакомство с Гоголем. "Русский вестник", , No 1, стр. 74– 27 "Записки о жизни Н. В. Гоголя", т. II, стр. 28 Можно еще. Произведение «Мое знакомство с Гоголем» Л. Арнольди.

Это случилось осенью в году. Находясь тогда, в конце октября, в Москве, с служебным поручением бывшего в то время товарищем министра Л. При первом же свидании она объявила мне, что Гоголь здесь и в шесть часов вечера будет к.

Я, разумеется, остался обедать и ждал Гоголя с Встречи Из книги Удивление перед жизнью. Участвовал с самого начала в создании трех редакций: По его расчетам, Глашино окно было последнее налево. Сквозь узкую щель маскировки мерцал свет. Он приник к окну и увидел Глашу. Как и в первый раз, она была в полотняной рубашке с широкими 2. Встречи После тюремной неподвижности жизнь стала скитальческой.

Поездки в Торжок дались нелегко. Встречи с давними друзьями требовали сил. За три недели он многих повидал, успел натолкаться в электричках, натрястись в автобусах. Но и о вчерашних друзьях он не забыл.

ВСТРЕЧИ С ГОГОЛЕМ. Петербургская повесть

У массивных двустворчатых дверей толпились солдаты и офицеры. Погодина и его сына — Д. Бодянского и наиболее полно — у С. Из всех мемуаристов, представленных в настоящей книге, С. Аксаков был несомненно ближе всех знаком с Гоголем. Их знакомство началось в году и продолжалось двадцать лет. Многие черты облика Гоголя обрисованы Аксаковым ярко и талантливо.

Аксаков имел в виду не только воссоздать обстоятельства жизни Гоголя, но и раскрыть внутренний его мир — мир писателя и человека, хотя в решении этой последней задачи Аксаков в значительной степени потерпел неудачу. Воспоминания Аксакова о Гоголе содержат, как уже отмечалось, большой и интересный фактический материал. Но общее восприятие личности и творчества великого русского писателя у Аксакова субъективно и односторонне.

арнольди мое знакомство с гоголем

И это обстоятельство лишает возможности пользоваться его мемуарами как вполне надежным, достоверным источником. В этих мемуарах обращают на себя внимание частые жалобы автора на неискренность Гоголя, его замкнутость, на его упорное нежелание раскрыть свою душу перед людьми, наиболее якобы ему близкими. Поведение Гоголя представлялось величайшей загадкой для семейства Аксаковых. Гоголя окружали здесь всяческими знаками внимания, выполняли всевозможные его поручения, выручали в денежных затруднениях, которые он часто испытывал.

Но ничто не могло вполне расположить к ним писателя. И хотя Гоголь внешне сохранял дружеские отношения с Аксаковыми, но внутренне он был им чужд. С большой обидой пишет в этой связи Аксаков в своих воспоминаниях: В е годы дом Аксаковых в Москве стал центром славянофилов. Аксакова — Константин Сергеевич и несколько позднее Иван Сергеевич оказались в числе главных деятелей этого реакционного течения.

В условиях крайне обострившейся идейной борьбы между славянофилами и передовыми, демократическими силами общества Аксаковы были особенно заинтересованы в том, чтобы привлечь на свою сторону Гоголя.

Они всячески стремились парализовать влияние на него со стороны прогрессивных сил России, прежде всего — Белинского. Но именно в эти годы дружба Гоголя с Аксаковыми начинает подвергаться серьезным испытаниям.

Весьма показательно крайнее раздражение, с каким много лет спустя вспоминает С. Аксаков об этом эпизоде. Через полгода после упомянутого свидания разразился новый инцидент, в связи с пресловутой брошюрой К. В брошюре доказывалась мысль, что поэма Гоголя своим содержанием, характером, поэтической формой возрождала в русской литературе традиции гомеровского эпоса. Аксакова, доказав вздорность сопоставления Гоголя с Гомером. Вспыхнула ожесточенная полемика, увенчавшаяся блестящей победой Белинского.

Именно это обстоятельство объясняет, почему Белинский с такой энергией и страстью выступил с разоблачением концепции К. Аксакова была использована реакционным лагерем в борьбе против Гоголя. Аксаков замечает при этом, что автор не называет Гоголя иначе, как Гомером: Аксаковы встревожились, как отнесется к ней Гоголь. В конце августа года прибыло из Гастейна письмо от него, содержавшее недвусмысленную оценку выступления К.

Гоголь был им решительно недоволен. Он ожидал, что критика К. Аксаков оказался неспособным разобраться в сущности гениального произведения и грубо извратил. Несомненно в этой связи Гоголь писал в конце того же года автору брошюры: Свое отрицательное отношение к брошюре Гоголь не изменил. Борьба за Гоголя между тем продолжалась с неослабевающей силой. Но эти надежды пока не сбывались.

В году были написаны Гоголем характерные строки: Когда в октябре года Шевырев сообщил Гоголю, что К. Борода, зипун и проч. В конце года попечителем Московского учебного округа была задержана защита диссертации К.

Аксакова и должна была стать, по мысли ее автора, чем-то вроде теоретического кредо славянофильства. Гоголь узнал о содержании работы К. Аксакова еще до того, как она была завершена, и резко ее осудил. В декабре года он пишет С. Не понимая истинных причин поведения Гоголя, С. Его безудержно восхваляли, его опутывали паутиной приторной лести. Его пытались изобразить этаким святым великомучеником: Аксакова — Вера Сергеевна. И писатель временами очень остро чувствовал. Выдающийся интерес представляет его письмо к А.

Смирновой от 20 мая года. Бывая у них, я почти никогда не говорил ничего о себе; я старался даже вообще сколько можно меньше говорить и выказывать в себе такие качества, которыми бы мог привязать их к.

В е и начале х годов эти разногласия были слишком очевидны. Произведения Гоголя отрицали крепостническую действительность, будили яростную ненависть к. Аксаковы, как и все славянофилы, были враждебны общественному пафосу гоголевского творчества, его критическому, обличительному направлению.

Кто же из нас властен над собою? Еще более показательна история отношений писателя с М. Погодиным, лишь вскользь и притом далеко не объективно освещенная С. Гоголь познакомился с Погодиным в июле года. Вскоре между ними установились близкие отношения. Погодин начинал свою литературную деятельность в е годы как человек умеренно-либеральных взглядов.

арнольди мое знакомство с гоголем

Но уже со второй половины х годов Погодин начал быстро менять вехи и вскоре стал одним из столпов реакционной идеологии официальной народности и непримиримым идейным противником Белинского. В е годы Гоголя связывала с Погодиным известная общность интересов в области литературы и особенно — истории.

Гоголь посвящал Погодина в свои творческие планы, часто обращался за советами и помощью в вопросах, касающихся истории. Так продолжалось до конца х годов. Но вскоре их отношения резко изменились. Погодин начинает грубо эксплоатировать свои отношения с Гоголем, настойчиво понуждая его к активному сотрудничеству в своем журнале. Один из писателей в этой связи писал Погодину: Погодин не гнушался никакими средствами, чтобы достичь своей цели.

Аксаков рассказывает в своих мемуарах: В году были опубликованы двадцать четыре записки, которыми обменялись Погодин и Гоголь. Некоторые из этих записок представляют большой интерес.

Вот одна из них, датируемая Е. Казановичем началом года. Погодин пишет на клочке бумаги Гоголю: Будет ли от тебя что для нее? Погодин потребовал от Гоголя разрешения опубликовать в журнале несколько отрывков из поэмы до ее выхода в свет отдельным изданием.

Он написал откровенную записку Погодину: Если тебе ничто и мои слезы, и мое душевное терзанье, и мои убеждения, которых ты не можешь и не в силах понять, то исполни по крайней мере, ради самого Христа, распятого за нас, мою просьбу: В году Гоголь излил в письме к Н.

Портреты Н.В. Гоголя » Уроки літератури у школі за новою програмою

Языкову свое возмущение поведением Погодина: Перечисленные качества Погодина во всей неприглядной наготе проявились в его отношениях с Гоголем. В обстановке ожесточенной идейной борьбы, которая развернулась с начала х годов между прогрессивными силами общества, возглавляемыми Белинским — с одной стороны, славянофилами и идеологами официальной народности — с другой, позиция Гоголя была очень сложной.

Своими гениальными обличительными произведениями он помогал делу Белинского, хотя и не возвышался до его страстных революционных убеждений. Связанный узами личной дружбы с деятелями славянофильского лагеря, Гоголь вместе с тем был чужд их политическим взглядам и долго сопротивлялся их попыткам использовать его имя и авторитет в борьбе против Белинского.

Еще более далек был Гоголь от Погодина. Их личные отношения оказались на грани полного разрыва. В цитированном выше письме к Языкову от 26 октября года Гоголь дал выразительную характеристику Погодина как грубого и беспринципного человека: Аксаков не мог, конечно, целиком игнорировать подобные вопиющие факты.

Николай Васильевич Гоголь ВЕЧЕРА НА ХУТОРЕ БЛИЗ ДИКАНЬКИ Аудиокнига

Но в изложении этих фактов он старается всячески ослабить их принципиальное значение, придать конфликту между Гоголем и Погодиным сугубо личный характер, лишенный какого бы то ни было общественного смысла. Свое отношение к Погодину Гоголь не скрывал и высказался о нем однажды даже публично, в печати — в IV гл. Аксакова в этом инциденте. В воспоминаниях он пытается изобразить себя человеком объективным, способным, несмотря на дружбу, осудить Погодина за его непристойное поведение.

В письме к сыну Ивану от 14 января года он писал: И этот пример лишний раз подтверждает несостоятельность попыток С. Аксакова показать себя инакомыслящим в среде славянофилов, человеком, совершенно беспристрастно относившимся к Гоголю.

Пристрастность воспоминаний Аксакова проявляется во многих случаях, но, пожалуй, всего нагляднее — в стремлении автора всячески подчеркнуть благотворное влияние, оказанное им и его друзьями на Гоголя. Нелепость этого утверждения слишком очевидна. Патриотическое чувство любви к родине было воспитано в Гоголе, конечно, не славянофилами. Аксакова в этой работе интересовала не только, или, может, даже не столько личность Гоголя, сколько своя собственная.

Его предвестниками явились все чаще начавшие проскальзывать в письмах фальшивые нотки христианского смирения, а также выражения недовольства своими великими произведениями. Гоголь подолгу жил за границей и был оторван от почвы народной жизни.

Людей, которые могли бы помочь ему разобраться в сложных вопросах современной действительности, около него не. Их влияние к середине х годов начало сказываться на Гоголе, на его идейном развитии. Московские, как и некоторые другие его друзья — например Жуковский, а также А. Волконская — во многом способствовали росту у писателя реакционных, религиозно-мистических настроений.

Справедливость этих слов подтверждается многочисленными фактами. Павлов рассказывает, что ему нередко приходилось слышать подобные разговоры: Аксаков лицемерно отмежевались от книги Гоголя, нисколько не противоречит этому выводу. Боткин правильно писал о том же А. В этой статье мы читаем: Так создавалась еще одна реакционная легенда, искажавшая творчество Гоголя.

Неотразимая сила письма заставила Гоголя после глубоких размышлений ответить критику: Он решил вернуться на родину и вновь заняться изучением русской жизни.

Помещаемое в нашем издании воспоминание Я. Грота подтверждает серьезность намерений писателя. Об этом рассказывают в своих воспоминаниях И. В октябре года в беседе с И. Тургеневым и Щепкиным Гоголь, по свидетельству последнего, заявил: Эти показания нельзя игнорировать при изучении последнего периода жизни писателя, особенно сложного и противоречивого. Они существенны для понимания духовной драмы Гоголя.

Он назвал историю русской литературы мартирологом или реестром каторги. Факты, перечисленные Герценом, были известны всей стране. Мимо них не могла пройти и мысль Гоголя. Страницы этих воспоминаний рисуют живой, обаятельный облик писателя. Еще при жизни Гоголя распространялись слухи о его недоступности, замкнутости, об его эксцентрических выходках. Толченов рассказывает, с каким изумлением он вспоминал эти слухи после первой же встречи с Гоголем: В упомянутых мемуарах раскрывается еще одна существенная черта Гоголя — органически свойственный его характеру демократизм.

Очень скованно чувствуя себя в светском, аристократическом обществе, Гоголь совершенно преображался, становился словно другим человеком, когда попадал в среду простых людей.

На основе своих личных впечатлений Толченов пришел к замечательному выводу: О последних годах жизни Гоголя находим ряд достоверных фактических сведений в мемуарах И.

  • Портреты Н.В. Гоголя
  • ВСТРЕЧИ С ГОГОЛЕМ

Весьма содержательны воспоминания доктора А. Тарасенкова, получившие положительную оценку Чернышевского. В году почти готовая рукопись была сожжена.

За десять дней до смерти Гоголь снова предал огню уже завершенный результат своего многолетнего труда. Белинский не знал об этих фрагментах, они были опубликованы лишь семь лет спустя после его смерти. Внял ли Гоголь совету Белинского?

Смог ли он преодолеть кризис в своем творчестве? Они позволяют правильно оценить картину идейного и художественного развития Гоголя на последнем и самом трудном, трагическом этапе его жизни. Среди них были Аксаковы, Шевырев, Погодин, А. Однако не все они сочли своим долгом перед памятью писателя рассказать содержание прослушанных глав.

Они не обмолвились на эту тему ни единым словом. Если такое намерение и имелось, то оно, очевидно, не было приведено в исполнение. Все, что мы знаем о содержании сожженных глав, почерпнуто из воспоминаний Арнольди, Оболенского и отчасти — А. Они будут несомненно полезны читателю, интересующемуся творчеством Гоголя. Так, например, среди мемуаристов нет имен Плетнева, Вяземского, Жуковского. Здесь, видимо, следует искать объяснение того удивительного факта, что ни Шевырев, ни Хомяков, ни Погодин не сочли нужным рассказать о своих встречах с писателем.

Погодин, дневники которого испещрены записями о беседах с Гоголем, оставил о нем лишь две частные мемуарные заметки. В году в целях увековечения памяти Гоголя Российская академия наук приняла решение издать его биографию. Написать ее было поручено Шевыреву. Он отправился на родину писателя, собирал материалы.

Но биографию все-таки не написал. Характерная черта подавляющего большинства мемуаров о Гоголе состоит в том, что они принадлежали перу людей, которым был чужд общественный пафос гениальных произведений Гоголя. Эти люди в конце концов мало понимали подлинный масштаб личности Гоголя и значение его творчества для истории литературы и освободительного движения в России.

По идейному своему содержанию даже лучшие мемуары стоят неизмеримо ниже классических статей о творчестве Гоголя, написанных Белинским и Чернышевским.

Во многих мемуарах преобладает интерес к внешнебытовым чертам жизни Гоголя, в них значительно меньше фактов, характеризующих его писательскую биографию.

арнольди мое знакомство с гоголем

К сожалению, скудно раскрывается в этих материалах творческая лаборатория великого художника слова. Лишь отдельные наблюдения мы находим у Анненкова, Соллогуба и Берга. Нельзя не обратить внимание на то, как скупо в воспоминаниях освещаются личные отношения Гоголя с некоторыми передовыми деятелями русской литературы — например, Белинским, Некрасовым.

Мы очень мало знаем об их встречах, беседах. Этой темы касается лишь Анненков и отчасти — Панаев. Другие современники, несомненно информированные, предпочли отмолчаться. И здесь не простая случайность. Между Гоголем и Белинским не было личной близости. Гоголь, зная, сколь ненавистно многим из его окружения имя Белинского, предпочитал скрывать свои истинные чувства к критику. Сохранилось в высшей степени интересное письмо П.

Рассказывая в другом письме к В. В этом отношении исключительно ярким документом является отрывок из воспоминаний критика В. Он не был лично знаком с Гоголем. О громадной роли произведений Гоголя в формировании мировоззрения передовой революционной молодежи х годов свидетельствуют дневники Чернышевского.

С. Т. Аксаков. История моего знакомства с Гоголем*

Творчество Гоголя имело очень важное значение в жизни Чернышевского, в истории духовного, политического его развития. Произведения Гоголя способствовали обострению в молодом Чернышевском интереса к социальным вопросам современности и возбуждению его ненависти к феодально-помещичьему строю России. Юношеские дневники Чернышевского раскрывают перед нами процесс напряженных его раздумий над вопросами русской литературы и в особенности — над творчеством Гоголя.

Он тщательно фиксирует свои собственные размышления, содержание бесед и споров с товарищами, перечень прочитанных книг. В этих подневных записях имя Гоголя встречается часто, и в самой различной связи. Например, 2 августа года двадцатилетний Чернышевский заносит в свой дневник: Приведем в высшей степени интересную выдержку из записи 23 сентября года: С первых же своих выступлений в печати Чернышевский, как известно, становится горячим пропагандистом творчества Гоголя, страстным борцом за гоголевское направление в русской литературе.

Решительно осуждая реакционные идеи этой последней книги, Чернышевский вместе с тем задается целью выяснить, каким же образом, почему пришел к ней гениальный писатель.

Они окончательно выбивали из рук врагов гоголевского направления довод, с помощью которого они давно пытались фальсифицировать образ писателя: Ко второму изданию поэмы Гоголь написал специальное предисловие. Оно вызвало восторженную оценку в реакционной среде. В этой слабости и ограниченности идейного, теоретического развития Гоголя таилась величайшая для него, как художника, опасность.

Но сделать этого Гоголь уже не смог. Идейная позиция Гоголя была крайне сложной и противоречивой. Чернышевский не опрощает Гоголя. Он не вгоняет его в ту или иную догматическую схему. Он берет писателя таким, каким он был, со всеми свойственными ему противоречиями. Не затушевывая этих противоречий, Чернышевский, как и другие революционеры-демократы, поднимал на щит то великое и бессмертное в творчестве Гоголя, что служило народу в его борьбе за освобождение от оков рабства и тирании.

В сознании всей передовой России художественный подвиг Гоголя недаром связывался с именем Белинского. Некоторые из них — Белинский, Некрасов, Герцен, Чернышевский — были его современниками.

Они не писали мемуаров о Гоголе, Герцен и Чернышевский не были даже знакомы с ним, Белинский же умер раньше. Но в их статьях, дневниках, письмах содержится не только теоретический анализ творчества писателя, в них отражено живое, непосредственное восприятие современниками личности и творчества Гоголя. А этот факт сам по себе — мемуарного значения. Вот почему мы сочли возможным в настоящем издании поместить некоторые высказывания о Гоголе Белинского, Герцена, а также Чернышевского, хотя, строго говоря, они выходят за формальные, жанровые границы книги.

Наш знаменитый Гоголь, при замечательной оригинальности своей, был неподражаемый комик, мимик и превосходный чтец. Оригинальность, юмор, сатира и комизм были прирождены, присущи Гоголю. Капитальные черты эти крупно выступают в каждом его произведении и чуть ли не в каждой строке, хотя и не вполне выражают автора, о чем и сам Гоголь сказал: Поэтому каждая черта знаменитого человека, в которой выражается его внутренний мир действием или живым словом, интересна, дорога и должна быть сохранена для потомства.

Вот некоторые из оригинальностей Гоголя.